Самария

Самария (евр. Шомрон). 1) Гора с округленной вершиной, около 120 метр, высоты, в средней Палестине, в северо-западном направлении от Наблуса, около 50 км к северу от Иерусалима. Она у Ам. 4:1 названа «горой Самаринской». Эта Самария принадлежала какому-то Семиру, который продал ее израильскому царю Амврию, построившему на ней свою новую столицу Самарию. Эта гора, величественно возвышающаяся над плодородной долиной, называется в Ис. 28:1 «венком гордости пьяных Ефремлян».

2) Город Самария построен Амврием около 923 г. до Р.Хр., через 6 лет после разрушения Фирцы, — прежней столицы северного царства (3 Цар. 16:24). В качестве таковой она часто упоминается вместе с Иерусалимом (Иез. 16:46 и дал.; Мих. 1:1, 5) и клеймится за служение Ваалу (3Цар. 16:32; 4 Цар. 10:17 и дал.; Иер. 23:13). Но и в этой столице выступали пророки Господни: Илия (3 Цар. 18:1 и дал.), Елисей (4 Цар. 6: 32; 7:1) и Осия (7:1; 14:1). Самария переносила тяжести осады со стороны сириян (3 Цар. 20; 4 Цар. 6 24 и дал.), особенно в последний раз, когда осажденные претерпели ужасный голод. Наконец, после трехлетней осады город был взят ассирийцами в 721 г. до Р.Хр., когда и пало царство Израильское (4 Цар. 17:1 и дал.) Самария все-таки не была совершенно уничтожена (она снова упоминается в Иер. 5 гл.), но была заселена выходцами из Ассирии (4 Цар. 17:24). Затем она была взята Александром Великим, который переселил туда сирийско-македонских колонистов. Император Август подарил этот город Ироду Великому, который украсил его и назвал в честь кесаря «Себасте» (по-гречески — «Августа»). Он лежит в расстоянии 7,5 км к северо-западу от Сихема или Наблуса, с многочисленными развалинами, свидетельствующими о минувшей славе.

Местоположение Самарии, на живописном холме, возвышающемся среди широкой долины — весьма выгодно в военном отношении. Если город был укреплен, то он, по способам ведения воин того времени, был неприступен. Долина, окружающая город, заканчивается четырьмя возвышенностями, по одной с каждой стороны, на которых расположены террасы, засаженные хлебными злаками, фигами, оливами и т.п. — точно так же, как и сама долина.

Убожество городка при рассматривании его издали — теряется, и, благодаря красивому местоположению и живописным развалинам, оно представляет восхитительный вид.

На возвышенном месте городка расположено открытое гумно. Тут же поблизости возвышается множество колонн, — печальных свидетелей минувшего величия. По всей вероятности, это остатки великолепного храма, который был построен Иродом Великим и посвящен Августу. Вид этого холма вызывает в памяти пророчество. «Я сделал Самарию грудою развалин, обнажу основания ее» (Мих .1:6).

В Иез. 16:53,55 Бог обещает, что, в конце концов, Самария и ее дочери возвратятся «в прежнее свое состояние».

По городу Самарии это название с древних времен было дано и его окрестностям, так что впоследствии часто говорится о городах самарийских (3Цар. 13:32; 4 Цар. 17:24). С течением времени слово Самария стало обычным названием середней Палестины и в Новом Завете мы часто читаем о Самарии, как об одной из трех провинции Палестины, находящуюся к западу от Иордана, между Галилеей на севере и Иудеей на юге (Лук. 17:11; Иоан. 4:4); о«а, благодаря смешанному с язычниками населению, была презираема иудеями (См. «Самаряне»), но евангельская весть и здесь достигла слуха людей и в самом начале христианской эпохи в Самарии уже основались церкви (Деян. 8:1,25; 9:31: 15:3)

Природа Самарии гораздо мягче и не так скудна, как природа Иудеи: растительное царство более разнообразно и роскошно; в некоторых местах путешественник поражается заросшими лесом холмами, цветущими лугами и шумными потоками.»Иосиф — отрасль плодоносного дерева над источником» (Быт. 49:22). Самария была той самой областью, которая была отдана сыновьям Иосифа, колену Ефремову и Манассиину. Срав. «Сарон» и «Сихем».

Когда евреи, возвратившись из Вавилонского плена, начали строить храм, самаряне снова выступили противниками колен Иудина и Вениаминова (Езд. 4:1). Они сперва хотели принять участие в работах, но, когда их предложение было отвергнуто, стали делать все возможное, чтобы воспрепятствовать постройке храма (Езд. 4:1 и дал.), а также и укреплению Иерусалима во времена Неемии (Неем. 4). После этого самаряне еще более отошли от израильского народа и образовали особое религиозное общество. На горе Гаризим близ Сихема они построили храм Иегове. По сведениям Иосифа Флавия, сын первосвященника Иоиады, Манассия, стоял во главе этого дела. Неемия прогнал этого человека от себя (Неем. 13:28). В этом храме, упоминаемом в 2 Макк. 6:2, было установлено особенное богослужение с приношением жертв. См «Жертвоприношение на Гевале» (Втор. 27:4 и дал..; И Нав. 8-30 и дал.). Из этого видно, что религия Иеговы постепенно вытесняла языческое мировоззрение самарян. Они придерживались строго закона Моисеева и отвергали все позднейшие иудейские писания и установления, утверждая, что тот список книг Моисеевых, который был в их руках, вернее списка, имевшегося у евреев. Он отличался от иудейского, между прочим, тем, что в Втор. 27:4 было поставлено слово Гаризим вместо Гевал. Когда 200 лет спустя храм на Гаризиме был разрушен Маккавеями (около 129 г. до Р.Хр.), то это место продолжало оставаться священным для самарян (Иоан. 4.20). И до сего дня небольшой остаток самарян собирается на горе Гаризим, чтобы праздновать установленные законом Моисеевым праздники по обычаю отцов.

О розни, которая существовала между иудеями и самарянами во времена Нового Завета, свидетельствуют некоторые места в Евангелии. На самарян смотрели, как на пришельцев из иноплеменников (Лук. 17:16 и дал.). Когда Иисус намеревался отправиться в Иерусалим, самаряне Его не приняли (Лук. 9:52 и дал ); поэтому ученики хотели свести огонь с неба, чтобы истребить их. Назвать кого-либо самарянином считалось тяжким оскорблением (Иоан. 8:48). Поэтому евреи избегали всякого общения с ними (Иоан. 4:9). Иисус также, посылая в первый раз своих учеников на проповедь, не велел им ходить в самарянские города (Мат. 10:5), и когда Он, наконец, послал их при Своем отшествии проповедовать Евангелие, то поставил Самарию в третью очередь, после Иерусалима и Иудеи (Деян. 1:8).

Сами же самаряне хвалились своим израильским происхождением. По словам Иосифа Флавия, они, смотря по обстоятельствам, выдавали себя то за тех, то за других. Женщина самарянка в Иоан. 4 гл. сказала: «наш отец Иаков». Спасающая благодать Божия сначала приобрела несчастную женщину у колодца Иаковлева, а через ее свидетельство также и другие, ожидавшие спасения, души (4:39 и дал.); после же вознесения Христова множество самарян уверовало в Нега (Деян. 8:1,25; 9:31; 15:3).

И теперь еще существует в Наблусе, прежнем Сихеме, маленькая самарянская община, члены которой, хотя и говорят по-арабски, но как великую святыню хранят свою самарянскую рукопись пятикнижия Моисеева, о которой утверждают, что она написана Финеесом, сыном Елеазара. Это самарийское пятикнижие, которое известно в Европе с 1616 года, содержит пять книг Моисеевых на еврейском языке, написанных самарянскими письменами. Впоследствии найдено несколько копий с этого самарянского текста, написанных на самарянском диалекте — смешанном еврейско-арамейском языке. Туда включена также так наз. «Книга Иисуса Навина», которая содержит много очевидной лжи. Самарянское пятикнижие в особенности расходится с еврейским в летосчислении (хронологии).

Самаряне соблюдают очень строго закон Моисеев, особенно субботу, и презирают иудеев за их легкомысленное отношение к этому дню. Четыре раза в году, при чтении книги закона, они совершают торжественное восхождение на гору Гаризим, а именно: накануне Пасхи, когда они закалывают 7 пасхальных агнцев, в Пятидесятницу, в Праздник Кущей и в День Очищения. На горе, между прочим, они показывают место, где стояла скиния Завета; где Авраам намеревался принести Исаака в жертву и также камни, которые принес из Иордана Иисус Навин (И. Нав. 4) и которые, по их словам, останутся на горе до тех пор, пока придет «Вождь», ожидаемый Мессия