Телль-Амарна

Телль-Амарна
I. Населенный пункт на р. Нил в Среднем Египте, где был найден архив фараона Аменхотепа IV (называвшего себя Эхнатоном). Эта местность получила название по проживавшему там ранее племени Бени-Амран. Т.-А. находится в 320 км юж. Каира. Город был основан на пятом году правления Эхнатона и назван Ахетатон. Т.-А. была покинута цар. двором при Тутанхамоне и основательно разрушена при Хоремхебе. Поскольку эта местность никогда более не застраивалась, то раскопки дали большое количество предметов, позволяющих составить представление о жизни Египта того периода (напр., скульптурные изображения Эхнатона и его жены Нефертити и др.). Город располагался у кромки плодородной земли на краю пустыни. В центре находилась главная часть с храмом Атона (дл. 1500 м). Другими примечат. сооружениями были главный дворец (гос. резиденция), частный дворец фараона, окруж. хранилищами, конторами, среди них "дом жизни" (канцелярия фараона) и цар. секретариат, в к-ром были обнаружены таблички архива Т.-А. Там же находились небольшой храм Атона, парк с садовыми сооружениями, прудом и фонтанами, дворец Нефертити, жилые дома и пр. См. карту на стр. 282; ил. на стр. 314; 518.

II. Аменхотеп IV был сыном Аменхотепа III и царицы Тэйе; время его правления приходится на конец XVIII династии, вероятно, на период с 1364 по 1347 или с 1353 по 1336 гг. до Р.Х. (из-за расходящихся хронологич. данных точное время не установлено). Фараон пытался насильственными методами продолжить начатый его отцом процесс осво-бождения егип. культуры от сковывающих традиций. Аменхотеп IV сделал попытку насадить монотеистич. культ бога солнца Атона, соединив его с радик. реформами в области иск-ва, что вызвало сопротивление жрецов Амона. Действия чрезмерно своевольного "фараона-еретика" не нашли поддержки в народе. Могущество Египта при Аменхотепе IV стало заметно ослабевать. Следует особо подчеркнуть отпадение сир. и палест. областей, обусловленное мощным натиском кочевых племен из сир. пустынь.

III. Открытый в 1887 г. архив Т.-А. содержит многочисл. глиняные таблички с клинописными текстами - переписку царей Аменхотепа III и Аменхотепа IV с правителями Вавилона, Ассирии, Митанни, Арцавы, Аласии (Кипра), Хатти (Хетт. царства) и в разной степени зависимыми князьями Сирии, особенно ее погран. областей в Финикии, Центральной Сирии и Палестине. Примечателен с т.зр. истории культуры тот факт, что языком дипломатии в то время был не егип., а аккад. Заслуживает внимания и то, что гордый Египет в дипломатич. сношениях вынужден был пользоваться иностр. языком. Цар. письма дают возможность увидеть, как происходило перемещение центров власти на Ближнем Востоке: Ассур, как великая держава, вопреки протестам слабой Вавилонии поддерживает через своих посланников прямые контакты с фараоном; а тот, хотя и является еще "собственником" Ханаана, уже не может защитить вавил. караваны и посланников от ограбления своими подданными. Цар. дворы различных гос-в заняты проектами полит. браков. Послы прибывают и уезжают. Происходит обмен подарками и любезностями. Цари не стесняются выпрашивать у Египта золото. Еще многочисленнее, чем таблички с цар. посланиями, письма мелких сир.-палест. правителей, властвовавших в отдельных городах, напр. в Аскалоне, Библе, Иерусалиме, Лахисе, Мегиддо, Сидоне и т.д. В то время как цар. письма следуют устоявшимся канцелярским требованиям, то по корреспонденции мелких властителей с их эпиграфич. особенностями и зачастую испорченным аккад. языком, насыщ. хананизмами, можно понять, что многие писцы не отличались образованностью. Содержание писем, если оно не исчерпывается верноподданнич. заверениями и очернением соседних князей, свидет-вует о бессилии египтян навести порядок в их сир.-палест. владениях. Здесь царит война всех против всех, причем самыми опасными врагами называются хапиру (кочевники, но не название народа) и хатты (хетты). Со всех сторон поступают просьбы направить егип. вспомогат. войска для отражения нападений врага и защиты земель фараона, хотя, видимо, помощь в достаточном количестве не приходала никогда. Язык хранящихся в архиве Т.-А. посланий с их вышеупомянутым эпиграфич. своеобразием, с "ханаанскими глоссами", является древнейшим памятником языка этой страны и вместе с тем пред-шественником евр. языка, "языка Ханаанского" (Ис 19:18). См. цвет. вклейки 6; 28.